February 18th, 2008

Из книги "Мохнатый бог", Кречмар М.

В 1998 году на рыборазводный завод в окрестностях поселка Армань (Магаданская область) повадился ходить медведь. Из всего рыбозаводского комплекса он облюбовал стоявший на отшибе сарай, где хранились сети и от которого неужержимо "перло" запахом тухлой рыбы. Злые языки, правда, говорили, что в этом сарае обрабатывали "левую" рыдозаводскую икру, а отход производства, по русской старинной традиции, выливали тут же под стенку.

Директор рыбзавода был очень осторожным человеком и, справедливо рассудив, что если убивать медведя самим, то выстрелы будут слышны в поселке, кто-нибудь кинется проверять, а еще кто-нибудь донесет, решил от греха подальше сообщить в милицию. Несколько погодя он же поставил в известность Управление охотничьего хозяйства и принялся ждать.
Медведь тем временем ежевечерне приходил к сараю, с завидным постоянством выламывал там дверь, рвал сети и невода и украшал этими клочьями кусты, стены сарая и весь окрестный пейзаж. С тем же постоянством директор высылал каждое утро к сараю рабочих, они вешали на место дверь, сгребали в кучу остатки сетей, мыли икру и выливали остатки и тузлук под стены...

Начальник местного отделения милиции между тем медленно, но верно смекал, что на изведении злокозненного зверя можно заработать. Если не орден, то как минимум славу. И как-то раз субботним вечером он появился на рыбзаводе в соответствующей экипировке, которая подразумевала бронежилет и прибор ночного видения. К этому прилагались ящик водки и двое вооруженных автоматами лейтенантов. И у самого соответственно автомат. Старого образца, 7,62.
Сели они на рыбозаводской вахте и начали к приходу косолапого детально готовиться.

Водку они, конечно, начали пить, но справедливости ради надо сказать, что не сразу. Сперва лейтенанты установили в дверях сарая примитивную растяжку, только в качестве сигнального устройства они взяли пустую железную бочку из-под бензина. Эта бочка должна была свалиться с крыши сарая на две другие бочки в момент, когда медведь в сарай залезет. Сперва их посещали сомнения, что медведь может и просто удрать от такого грохота. Однако сомнения их развеял бригадир, который заверил обоих лейтенантов в том, что "он здесь каждый день такой Сталинград устраивает, что ему ваша бочка, если ревет ревмя и матом разговаривает по-медвежьему так, что даже нам, болванам, понятно, что он нас здесь на той неделе всех изничтожит".

Не послушались лейтенанты, поставили растяжку. И сели с капитаном выпивать.
После четвертой бутылки (справедливости ради замечу, что капитану и двум лейтенантам помогали директор рыбозавода и вышеупомянутый бригадир) со стороны сарая раздался страшный железный грохот. Бригадир сокрушенно сообщил: "Вот и хана. Счас обидится и всех нас кончит." Солдаты правопорядка в чем были (т.е. в бронежилетах) выскочили из караулки - опять тишина. Капитан по-милицейски обматерил своих подчиненных - распугали зверя, дескать. Постояли минуту и снова вернулись. Открыли пятую.
Раздался все тот же грохот.
Уже вооруженные, все снова выскочили наружу. В полутьме было видно, как медведь откатывает в сторону мешающую ему бочку.

"Теперь не уйдет", - свистящим шепотом заявил капитан и выпустил длинную очередь прямо по силуэту в пятидесяти метрах. Все стихло. Потом раздалось какое-то хлюпанье и фырканье.
"Все. Теперь нас пошел ужинать!" - заорал бригадир и полез по приставной лестнице на крышу.
"Добивай!" - скомандовал капитан, при этом ночь взорвалась очередями из трех автоматов. Расстреляв по рожку, вся бравая компания кинулась вслед за бригадиром на крышу. Не успевший вслед за ними директор заперся в караулке и открыл шестую.

Медведь звука не подавал, стемнело. Бригадир клялся, что зверь "поближе к дверям залег, счас только и ждет, чтоб цапнуть". В течение десяти минут на крыше обнаружили отсутствие водки и боеприпасов. Начали стучать в потолок караулки. Усталый директор перестал подавать признаки жизни, и всеми дружно было решено, что его все-таки достал медведь.

"Достать надо", - сказал капитан. "Что?" - не поняли сразу оба лейтенанта. "Всё. Медведя, водку, патроны, директора, - подробно разъяснил капитан. - Сейчас спички тянуть будете".
"Это не штатское дело, - тут же нашелся бригадир. - Я даже водку пить не буду. Потому что вы ее не достанете".
"Они - достанут, - пообещал капитан. - Потому что вдвоем. Потому что один за другим. Потому что приказ. Потому что водка. Она греется".

Последнее предложение легло добрым семенем на юные лейтенантские души, и они один за другим полезли в караулку. Караулка встретила их громким рычанием.
"Грызет, - доложили лейтенанты, - и рычит одновременно".
Это храпел директор.

Утром засаду сняла подъехавшая опергруппа охотуправления.
Сухой остаток: ни одного попадания!